Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Литература»Содержание №22/2002

События и встречи

ТРИБУНА

Лев СОБОЛЕВ,
заслуженный учитель России,
гимназия № 1567


“Жаль только жить в эту пору прекрасную...”

Я не придумал такую “цитату” — так давным-давно воспроизвела некрасовскую строку одна из моих девятиклассниц. С.В. Волков в № 18 “Литературы” уже высказался по поводу тем-цитат в комплекте этого года — согласитесь, что некоторые из этих тем похожи на “цитату” из заглавия наших заметок. “Без имени – нет человека” (по пьесе “На дне”) — о чём это? ““Без конца и без краю мечта!” (По лирике Блока)” — что предполагает тема? То-то и оно: если проверяет работу только учитель, конфликта может и не быть — ведь всё остаётся в пределах класса: как я научил, так они и написали, так я и проверил. А если работа представлена на медаль? А если в школе проверка?

Давайте сразу откажемся от соображений такого рода: тем 280, за всеми не уследишь, не может быть комплектов без неудач и т.п. Темы составляли профессиональные работники, отвечающие за свою деятельность. И если в целом темы сегодня более разумные, чем в тот или иной год (о чудовищном наборе 2000 года мне довелось писать в журнале “Неприкосновенный запас”, 2000, № 5), то слабые или нечёткие формулировки должны быть указаны. Критерий прежде всего такой: насколько ясно ученику, что от него требуется? Насколько мы “подставляем” его, формулируя тему, провоцирующую на пересказ текста (таких тем много, даже и называть не стоит) или неопредёленностью своей обрекающую его на неудачу?

Не будем останавливаться на темах, сформулированных небезупречно (чтобы не сказать — не вполне грамотно) с точки зрения языка — типа: “Проблема поиска истины в одном из произведений русской литературы”; ведь нет “проблемы поиска” есть “поиск истины”, а словом “проблема” нередко — к сожалению, и в экзаменационных формулировках — заменяют слово “тема”. Не будем — не в первый раз — возражать против пояснений к отличным — и очень нужным — темам, предлагающим разборы стихотворений (“Восприятие, истолкование, оценка”): какой “оценки” пушкинского или блоковского стихотворения ждут экзаменаторы от выпускника? Чем, на их взгляд, “восприятие” отличается от “истолкования”? Не будем останавливаться на темах, мягко говоря, непродуманных — ведь предложить выпускнику сравнивать Софью Фамусову и Лизу из “Горя от ума” (первая тема первого комплекта) — значит очень уж оригинально понимать комедию Грибоедова — какие там “две судьбы”, если речь идёт об одном дне в идейной, а вовсе не бытовой комедии!

Очень неловко сформулирована тема “Мастерство писателя в изображении истории”. Если речь идёт о принципах обращения к истории (у Пушкина или Л.Толстого, например), то это понятно — но и должно быть понятно выражено. А если что-то другое — то что? “Необыкновенно проникновенно изображает А.Н. Толстой характер Петра, реформатора и преобразователя” “Как живой предстаёт на страницах романа народный полководец Кутузов”? Этого мы хотим?

Остановимся чуть подробнее на “теоретических” формулировках тем. Здесь наших начальников подстерегает самая большая опасность — ведь особенность науки о литературе такова, что почти ни об одном термине договориться между собой учёные не могут. А без инструментов анализа и анализ невозможен. Вот и получается замкнутый круг: либо вместо литературы мы изучаем историю идей, либо, обращаясь к самой литературе, мы сталкиваемся с многозначностью терминов — что в принципе невозможно: либо слово многозначно, но тогда оно не термин, либо слово — термин, но тогда непременно имеет только одно значение.

Надо сказать, что в большинстве случаев этой опасности составители комплектов счастливо избежали. “Особенности композиции”, “Сюжет, герои и проблематика”, “Приёмы создания портрета героя”, “Фольклорные традиции”, “Особенности жанра”, “Приёмы комического” — всё это вполне понятные формулировки; грамотный учитель может и должен раскрыть их смысл не только ученикам, но и проверяющим инстанциям (что несравненно труднее).

“Роль художественной детали” — уже сложнее, так как не вполне ясно, идёт речь только о предметной детали или и о детали портрета, пейзажа и проч. “Образ времени” — ещё менее ясно, о чём это — скорее всего, об эпохе, но ведь есть ещё и “художественное время”. Скажем, в поэме “Двенадцать” время — это и январь 1918 года, и святки — время чудес и явления Христа, и гораздо менее конкретное время — столкновение стихии и умирающего старого мира...

Ещё труднее обстоит дело со словом “образ”. Ставлю бутылку коньяку тому, кто непротиворечиво и внятно объяснит значение этого термина. Сам же (признаюсь) думаю, что под этим словом составители понимают слово “герой” — см. темы типа: “Сюжет, проблемы, образы одной из поэм М.Ю. Лермонтова”). Если так, то лучше сказать “герои”, а если нет, то хотелось бы понять, что имеется в виду, тем более что есть тема “Значение символических образов <...>”. Получается, что часть трудностей, связанных с формулировками выпускных тем, составители, не сумев их преодолеть, передали ученикам и учителям.

Одним словом, при всех заметных улучшениях — для меня они бесспорны — в формулировках тем выпускных сочинений есть ещё “отдельные недостатки”. Продолжаем работать.

От редакции. Заметки нашего сотрудника умышленно печатаются после проведения сочинения. В материалах майских номеров мы старались не вогнать выпускников и их наставников в тоску, а помочь им в работе над имеющимся.

Сейчас пришло время широкого и всестороннего обсуждения итогов письменного экзамена по литературе в 2002 году.