Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Литература»Содержание №1/2002

Архив

УЧИМСЯ У УЧЕНИКОВ

Екатерина Баталова,
11-й класс, школа № 14,
г. Губаха, Пермская область
(учитель литературы —
О.В. Панкратова)


Откуда берется счастье?

Может быть, главное в жизни даже не то,
что мы делаем, а то, как делаем — сколько любви,
души, добра, чистоты вкладываем в содеянное.
Ф.Абрамов

Откуда берётся счастье? Ангелы ли его приносят с небес, на земле ли оно рождается, в душе ли творческой? Обратимся к рассказу Дмитрия Шеварова “Второй день Рождества”. Действительно, создаётся ощущение христианского праздника, когда в душе царят тишина и покой. Одухотворённость во всём, даже в зимнем воздухе. И душе становится легче. Всё становится легче и проще.

Герой произведения с дочкой Асей возвращается в Вологду, где прошло его детство, на второй день Рождества. Для него счастье заключается в простых вещах. Отец счастлив, когда сторожит сон своей дочки. Он счастлив, потому что вернулся. Родной город пробуждает в нём детские воспоминания. Они необычайно светлые. Вообще, счастье ассоциируется со светом. Но здесь особую роль играет и цветопись: белая зима, убелённые сединой старики, белая рубашка деда, белый от яблоневого цвета сад и “на столе всё белое по утрам — творог, сметана, молоко”. Белый цвет сам по себе символизирует чистоту и нежность, но в сочетании с удивительно трогательной теплотой образов он приобретает величайшее духовное значение.

Умиротворяет вездесущая доброта и приветливость, поражает тонкость образов, их живопись и простота. “Самый вкусный на свете торт”, который очень любила бабушка, называется “Паутинка”. Сразу представляется что-то очень тонкое, прозрачное, невесомое, что-то родное, как та настоящая паутинка, что делает каждое лето паучок на одном и том же месте, под крышей дачного домика. Там же будут делать свои первые паутинки и его потомки, маленькие паучки. Те паутинки, что были сделаны неопытными паучками между двумя сухими веточками куста смородины, росшего на открытом месте, будут сбиты дождиком, а те, что предусмотрительные паучки согласно традиции сделали под родной крышей, останутся нетронутыми, чуть только подёрнутыми росой. Это же счастье — чувствовать пульс окружающего мира, уметь увидеть природу совсем рядом!

Бабушка и дедушка — “два полушария круглой детской жизни”. Не счастье ли осознавать весь смысл этого сравнения глобального масштаба? Означает ли возвращение героя рассказа роскошь, “непозволительную в рамках одной жизни”? Счастье — не соглашаться со словом “никогда”, которое так полюбили у нас.

Человек видит те же чистые белые улицы родного города, тот же дом, где жили его бабушка с дедушкой, ту же открытую в спальне форточку. Всё, что было им так простодушно любимо, сохранилось, но теперь это любят другие, и у героя возникает ощущение, что его лишили чего-то очень дорогого. “Зачем же они так прикрывают форточку, что мне хочется крикнуть: “Бабушка!”?” Счастлив тот человек, который хранит в себе любовь, теплоту воспоминаний, который чувствует прилив эмоций, стоит лишь ему увидеть вновь то, что запомнил он ещё в детстве. Такой замечательный человек обязательно передаст эту способность своим детям, а они, пройдя некоторую часть жизни, отблагодарят его. Никогда не будет он обделён заботой и вниманием. И будет счастлив.

Герой произведения вспоминает тихую, спокойную смерть бабушки — внутри что-то оборвалось, но образовавшаяся пустота быстро, словно весеннее озеро, заполнилась рождественской благодарностью. Белое Рождество, чистое Рождество... Не оттого ли белое, что все ангелы опускаются с небес и от их одежд везде становится белым-бело?

Они рады, когда люди счастливы, они поют рождественские песни и танцуют, неслышно переступая в воздухе, с падающим снегом. Они сами становятся пушистыми хлопьями и летят, летят туда, где ждут их. Они летят к рождественской ёлке, чтобы покружиться над ней в облаке света. Люди их не видят, но знают, что они здесь, что это они падают, весело смеясь, с неба. Не это ли счастье — знать, что вокруг тебя полно невидимых существ, которым всё равно, что ты делаешь, но которые летают рядом, невесомые, радуются, когда тебе весело, и переживают, когда грустно. А Рождество — это их праздник. Они вольны делать всё, что захотят. В это время они помогают людям. Они на мгновенье залетают в наши души, овладевают нашими мыслями, и мы вдруг задумываемся о мире, о вечности, о любви, о счастье. “В чём оно?” — думаем мы. А рядом сияющая роскошная ёлка, всем весело. Только в Рождество веселье может столь причудливым образом сочетаться с размышлениями космического масштаба. Мы вдыхаем аромат рождественской хвои, а в это время наше сознание стремится охватить вселенную, поймать тех самых ангелов, которые вот только сейчас были здесь, но внезапно упорхнули и сейчас пролетают, наверное, мимо Венеры, дивясь её красоте, и смеются... Не в этом ли счастье — уметь видеть подобные картины?

Автор сумел органично “влить”, легко “всыпать” пушистым снегом в своё простое повествование ту гармонию, ту атмосферу, в которой он вырос и которую он чувствует сейчас, во второй день Рождества. Так для него с самого детства библиотека была “ослепительным храмом”. В семье всегда ценили верность традициям: закончив лишь три класса приходской школы, дедушка благоговел перед книгой. Не всем доступно такое счастье — любить книгу.

В рассказе подчёркивается огромное значение памяти для человека, для его душевного равновесия и гармонии. Разве не испытывала истинного счастья учительница героя произведения, которую он навестил после стольких лет, да ещё принёс тот самый торт “Паутинка”? Ему самому приятно было вспомнить своих одноклассников, первую любовь... Он был счастлив.

Снова наступит белый день, отец с дочерью сядут в белый автобус... “Здесь все автобусы белые”. А за ним следом, наверное, полетят незаметные ангелы. Они всегда там, где счастье. Отец обязательно расскажет дочке об этом и снова, как когда-то, почувствует, “как сладко быть потерянными”.