Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Литература»Содержание №48/2001

Читальный зал

КНИЖНАЯ ПОЛКА

ЛИТЕРАТУРНЫЕ МАНИФЕСТЫ: От символизма до «Октября» ЛИТЕРАТУРНЫЕ
МАНИФЕСТЫ:
От символизма
до «Октября».

Составители
Н.Л. Бродский
и Н.П. Сидоров.
М.: Аграф, 2001.
384 с.
(Серия
«Литературная
мастерская»).

С недавних пор известное московское издательство «Аграф» предприняло издание серии «Литературная мастерская», в основу которой положено стремление представить современному читателю памятники литературоведения и мемуаристки. Выпущенные, как правило, многие десятилетия тому назад и ставшие сегодня почти недоступными даже для большинства российских библиотек, эти труды не только сохраняют своё историко-культурное значение, но и вызывают интерес как памятники того времени, когда они готовились к печати.

Богатейший материал для живого представления школьникам пушкинской эпохи найдёт учитель словесности в сборниках М.Аронсона и С.Рейсера «Литературные кружки и салоны» (впервые издан в 1929) и «Литературные салоны и кружки: Первая половина XIX века» (эта книга под редакцией Н.Л. Бродского была выпущена в 1930 году известным издательством «Academia»).

Не менее полезной окажется и рецензируемая книга. Она впервые увидела свет в 1924 году, затем была переиздана в 1929-м, и вот теперь мы вновь получаем возможность совершить путешествие в мир Серебряного века, претерпевший катастрофические литературные мутации после октябрьского переворота 1917 года.

Учитель и школьники получат впечатляющие теоретические иллюстрации к художественным произведениям. Кажется, декларации недорого ценятся, это ещё Добролюбов знал, но всё же и от деклараций кое-что зависит. Особенно если декларации и манифесты эти — в стихах. И путь духовной драмы, пережитой нашей страной в ХХ веке, глубже осознаётся при сравнении обращения «К Бодлеру» (1899) Константина Бальмонта, где выстроен принцип преемственности поэзии как “духа блуждающего в разрушенных мирах”, с нервическим призывом Маяковского (1918): “Товарищи, // дайте новое искусство, — // такое, // чтоб выволочь Республику из грязи”.

С другой стороны, собранные вместе, литературные манифесты послеоктябрьского времени открывают не только глубины нравственного кризиса, в котором пребывают многие фигуранты (“мозговой ражжиж” назвал это состояние, правда, с гордостью, некто из фуистов, были и такие). В книге представлена, например, “биокосмическая поэтика”, где псевдореволюционному этикету не позволено оттеснить порыв человека к творчеству. Столь же еретичны по отношению к “пролетарской культуре” и люминисты, и эмоционалисты, и формлибрист Орест Тизенгаузен… И хотя у большинства из них, известных и неизвестных, художественные результаты оказались куда скромнее деклараций о намерениях, и их дело не пропало. Сами эти мутации творческой энергии Серебряного века оказались сильнее железобетона конструктивистов, функционального “звукозвона” (их слово) «Кузницы», литературного бюрократизма «Октября» и им подобных. В конечном счёте именно эти мутации прорвали громаду лет, перевоплотившись в отечественный андерграунд, авангард, постмодернизм. Хорошо это или не совсем — предмет отдельного обсуждения, нам бы пока с истоками сегодняшней художественной картины разобраться…

Вероятно, многие читатели этой и других книг, включённых в «Литературную мастерскую», посетуют на то, что они переизданы без подробных комментариев или вовсе без оных. Можно эти сетования и поддержать, а можно сказать: ведь это — мастерская! Материал дан богатый, а вот как с ним обойтись — решать вам.

С.Д.