Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Литература»Содержание №31/2001

Архив

ГАЛЕРЕЯИллюстрация Теккерея к «Ярмарке тщеславия»

Елена СУМИНА


Две героини

По роману У.Теккерея «Ярмарка тщеславия»

На страницах «Ярмарки тщеславия» развёртывается широкая панорама жизни Англии первой половины XIX века. Столица Британской империи, пригороды Лондона, поместья, города, большие дороги. События романа происходят в Англии, переносятся в Бельгию, Францию, Германию, Италию, говорится об Индии и Африке. Длинной вереницей проходят перед нами люди разных социальных кругов: буржуазные дельцы, аристократы, чиновники, члены парламента, помещики, биржевые маклеры, военные, дипломаты, учителя, гувернантки, экономки, лакеи. Но сюжетным центром книги автор делает одну из вечных тем мировой литературы – историю двух женщин, подруг и соперниц.

Эмилия и Ребекка, эти две девочки (а описание их жизни начинается именно с этого возраста), изначально разные: "Мисс Седли была дочерью лондонского купца, человека довольно состоятельного, тогда как мисс Шарп училась в пансионе на положении освобождённой от платы ученицы, обучающей младших..." Различие между ними постоянно подчёркивается автором на протяжении всего повествования, однако ни одну из них он не делает героиней своего романа. Проблема положительного героя представляла для Теккерея неразрешимую трудность. Он не мог найти достойного или достойную среди тех, кого описывал: все они живут по законам "ярмарки", где всё продаётся и всё покупается, где достоинство человека определяется величиной его капитала, всем правят успех и богатство, где деньги намного важнее, чем счастье.

"Пусть это роман без героя, но мы претендуем, по крайней мере, на то, что у нас есть героиня", – говорит автор, имея в виду Бекки Шарп. Однако слова эти проникнуты иронией. Ребекка не может стать подлинной героиней ни в человеческом, ни в нравственном плане, поскольку насквозь пропитана лицемерием, коварством, корыстолюбием и бездушием. Но ей не откажешь в уме, энергии, огромной силе характера, находчивости и красоте. Её зелёные глаза и роскошные рыжие волосы покоряли мужские сердца одно за другим. По мере же того как мы знакомимся с ней всё ближе и ближе, от её восхитительных глаз и неотразимой улыбки становится страшно – как этот "идеал" может быть таким фальшивым. Ужасает также её лицемерие, ведь она может улыбаться человеку, заискивать перед ним, но как только за ним закроется дверь, начинается "представление": Бекки передразнивает беднягу, кривляясь и изображая все его недостатки.

Итак, мисс Шарп была лукавой "простушкой". А кем же была мисс Эмилия Седли, "маленькая Эмилия"?

В самом начале романа автор называет её героиней произведения: "...так нельзя и ожидать, чтобы все двадцать четыре молодые девицы были столь же милы, как героиня этого произведения мисс Седли..." Эмилия была милой, кроткой, доверчивой девушкой, которую невозможно было не полюбить. "Все добродетели, отличающие благородную английскую барышню, все совершенства, подобающие её происхождению и положению, присущи милой мисс Седли", – писала мисс Пинкертон в своём послании родителям Эмилии.

На протяжении всего повествования автор непрерывно сравнивает Эмилию и Ребекку, описывая их в одинаковых положениях, но с различными итогами.

Итак, обе девушки вышли замуж примерно в одно время. Оба брака были тайными и долгожданными. Ребекка ждала простоватого, глупого, но обеспеченного как деньгами, так и положением в обществе "раба и обожателя". Её брак оказался браком "по расчёту", как и большая часть (а может быть, и все браки) на «Ярмарке тщеславия». Мистер Родон обожал свою красавицу жену за шарм, непосредственность и острый язычок, признавая, что умнее его "маленькой" Бекки нет никого на свете. Ребекка была любима, но не любила. Эмилия же вышла замуж за "божество", считая себя недостойной партией для него, но без своего обожаемого Джорджа она не могла прожить и дня. В отличие от миссис Родон Кроули, миссис Джордж Осборн любила, но не была любима.

Почти сразу после свадьбы автор "окунает" обе молодые пары в высшее общество, балы, приёмы – в общем, весь калейдоскоп небезызвестной "ярмарки". Как отмечает романист, "великосветский дебют Эмилии оказался весьма неудачным..." Она сидела на стуле, в новом платье и со всевозможными украшениями, но совершенно одна, без друзей, без поклонников и... без мужа. А вот для миссис Родон Кроули первый выход стал триумфом: "...лицо её сияло, платье было совершенством", "денди тотчас окружили её", "пятьдесят кавалеров зараз толпились около неё, прося оказать честь танцевать с ними". Чтобы закрепить свой потрясающий успех, Бекки, дочь художника и танцовщицы, решила "воспользоваться" Эмилией, дочерью уважаемого и состоятельного господина. Она подбежала к своей поникшей подруге и завела с ней разговор в покровительственном тоне, заставив всех окружающих невольно сравнивать их. Сравнение оказалось не в пользу родовитой миссис Осборн. Своим триумфом Ребекка доказала, что на самом деле происхождение по большому счёту ничего не значит. Но убедила она в этом только читателей, а отнюдь не "снобов из великосветского общества".

Затем на долю обеих новобрачных выпала разлука с мужьями. Но не просто разлука – их разлучала война. Ребекка, провожая мужа в опасный поход, "смахнула что-то с глаз" и, "благоразумно решив не давать воли бесполезной скорби при разлуке с мужем", улеглась в постель и сладко заснула, ведь она не спала всю ночь и очень устала на балу. Выспавшись и выпив кофе, "который подкрепил и успокоил её после всех тревог и огорчений", она приступила к расчётам и обсуждению своего положения в случае смерти "любимого супруга". Её подруга, бедняжка Эмми, едва не лишилась рассудка, провожая любимого на войну: "...её большие глаза потускнели и были устремлены в одну точку". Сколько времени простояла на коленях несчастная женщина, сколько молитв вознесла к небу... Однако тот, о ком молилась, остался лежать на поле боя "с простреленным сердцем", а тот, кто был забыт, вновь соединился с обожаемой женой. Итак, Эмилия стала юной вдовой, а Ребекка и Родон "проводили зиму 1815 года в Париже, среди блеска и шумного веселья".

Через определённое время Эмми и Бекки стали матерями. В жизни первой этот день сыграл решающую роль, принеся с собой восторг и счастье. В душе молодой матери вновь пробудились любовь и надежда. Эмилия жила только одним ребёнком, кормила и пеленала его, отстраняла всех нянек и "не позволяла ничьей руке, кроме своей, его касаться". Она окутала слабое, беспомощное существо своей любовью и обожанием.

В отличие от неё, Ребекка уделяла не слишком много внимания юному Родону с самого его рождения. Ребёнок был отдан кормилице, и эта разлука не принесла матери больших огорчений, поскольку Родон-младший просто мешал ей, а однажды даже "испортил ей новую ротонду прелестного жемчужно-серого цвета". "Она не любила его. Он хворал то корью, то коклюшем. Он надоедал ей". "С того дня, как он получил пощёчину, между матерью и сыном легла пропасть". Маленький Родон ходил в поношенных костюмчиках и никогда не обедал с родителями за одним столом. А Джордж-младший удостаивался самого лучшего, начиная с бархатных костюмчиков, заканчивая образованием. Джорджи был всегда и всеми любим, как должен быть любим каждый ребёнок. Сын Ребекки в конце концов тоже обретает мать, но в лице своей тётушки. Настоящая же мать не помнила, какого цвета волосы у её сыночка, сколько ему лет. Но несколько раз Бекки всё же вспоминала о ребёнке, например, когда узнала, что Родон-младший стал наследником сэра Питта Кроули. Такая любовь к самому родному человечку вызывает у читателя отвращение к матери-кукушке.

Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что Ребекка – "дурная, злая женщина", а Эмилия – настоящая героиня. Но такой вывод будет ошибкой, ведь Теккерей не зря дал своему произведению ещё одно название – «Роман без героя». Возможно, героиней могла стать Эмилия Седли, которую так любили в пансионе, но не миссис Джордж Осборн, которая чуть не загубила собственную жизнь, из-за своей эгоистичной любви едва не лишила сына возможности обрести деда и тётку, получить достойное образование и многих других благ. Также Эмилии было присуще идолопоклонничество умершему мужу, а вернее, его портрету, и она чуть не потеряла истинного светлого чувства, которое Уильям Доббин пронёс через восемнадцать долгих лет: "...он так долго был у её ног, что она привыкла попирать его". Тем не менее за все свои добродетели, любовь и верность Эмилия была вознаграждена счастливым браком с любимым, любящим и преданным человеком. Вознаграждена, но не удостоена чести стать героиней романа. Кто-то скажет, что это правильно, поскольку Эмми слабое и бесхарактерное существо, а кто-то осудит автора и будет доказывать, что лучше, добрее и красивее Эмилии в этом романе никого нет.

А что же Ребекка? "Её история так и осталась загадкой", хотя мы можем вполне уверенно сказать, что самой эффектной фигурой на этой ярмарке тщеславия выступала Бекки. Она представлена как "маска", а вернее, "набор масок" ("змея", "лиса", "сирена", "Клитемнестра"). Однажды, в то время когда чета Кроули ещё вращалась в высшем свете, Ребекка призналась мужу, что ей хочется встать на ходули и станцевать так, чтобы "все эти снобы" поразились. Жизнь миссис Родон Кроули можно назвать драмой. Это драма талантливого человека, губящего ради суетных целей своё дарование. Бекки поднялась из низших кругов, добилась положения в высших, но потом опустилась ниже, чем до замужества: её репутация была "убита", молодая женщина начала пить и играть, а некогда роскошные наряды превратились в "платье не первой свежести с рваными кружевами". Но автор не наказывает Ребекку за всё зло, которое "везде и всюду несла эта женщина", ведь она не отличается от всех жителей ярмарки, так за что же её наказывать?

В своей жизни мисс Шарп, миссис Родон Кроули, совершила чуть ли не один достойный поступок. Она помогла (возможно, и слишком жестоким способом) Эмилии разрушить ту безумную любовь, жертвой которой Эмми стала давно и являлась довольно долгое время. Конечно же, у нашей маленькой авантюристки был свой интерес во втором замужестве подруги, ведь она хотела заполучить её братца, Джозефа Седли, "в рабство". Но тем не менее Бекки помогла Эмилии.

В конце концов Ребекка останавливается в Бате и Челтнеме, где "множество прекрасных людей считают её несправедливо обиженной". Миссис Родон Кроули погрузилась в дела милосердия и благотворительности, старалась вести достойный образ жизни. Может быть, она даже скучала по сыну и мужу, кто знает?

Хотя Ребекка является самым ярким, непосредственным и остроумным персонажем произведения, Теккерей и её не может сделать героиней, поскольку Бекки стала (впрочем, и всегда была) одной из жительниц ярмарки тщеславия, где нет достойных называться героями.