Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Литература»Содержание №21/2001

Архив

УЧИМСЯ У УЧЕНИКОВ

Илья ВЕРЧЕНКО,
ученик СУНЦ НГУ


Мотив зеркала в творчестве В.Набокова и М.Булгакова

Мотив – это повторение чего-то, постоянная встреча с какой-либо деталью, в данном случае – с зеркалом.

У В.Набокова мотив зеркала встречается во всех произведениях. Так, в рассказе “Облако, озеро, башня” есть зеркало в гостинице, которое наполовину полно ромашками, а остальное оно как будто не хочет отражать. Главное зеркало в рассказе – озеро. Облако символизировало свободу, лёгкость, озеро означало, что нужно посмотреть в зеркальную гладь и понять, кто ты на самом деле, и тогда твоё сознание устремится вверх, как пик башни, и ты сможешь делать что хочешь и писать стихи “от дактиля к дактилю”. Но не каждый может увидеть это – Василий Иванович видит, а его спутники словно ослепли.

Наиболее ярко мотив зеркала прослеживается, на мой взгляд, в романе “Приглашение на казнь”. Здесь буквально на каждой странице встречаются зеркала. В самом начале, в первой главе, появляется блестящий “карандаш, длинный, как жизнь любого человека, кроме Цинцинната”. Каждая из шести его граней является зеркалом. В каждой грани мир отражается под своим углом, в каждой грани создаётся свой собственный мир, а человек находится на пересечении этих миров, на кончике карандаша (который исписывается к концу романа). На протяжении всего романа на Цинциннате то и дело пересекаются два мира, реальный и “отражённый” от Цинцинната, каким бы тому хотелось его видеть. Порой нельзя догадаться, где находится граница этих миров. Цинциннат уже не живёт в реальном мире, он находится на границе двух миров и время от времени уходит из реального в потусторонний, в зазеркалье, становящееся для него уже более реальным, чем наш мир.

Нетки в романе появляются также неспроста, они объясняют связь между нашим миром и миром зазеркалья. То, что в нашем мире кажется ужасным, в том может оказаться совершенно нормальным, а то, что нормально здесь, там не существует. Вообще, как мне кажется, зеркала зовут Цинцинната к себе, например, тот шкап со своим собственным отраженьем – уголком супружеской спальни. И в конце концов Цинциннат задаёт себе вопрос: “Зачем я тут?” Он понимает, что пришло ему время переселиться в тот мир насовсем (раньше он всегда возвращался оттуда). И он уходит. Для него остаётся только один мир, который и становится для него реальным. Для него это лучший мир и более совершенный, ведь он направился “в ту сторону, где, судя по голосам, стояли существа, подобные ему”. А за спиной у него всё рушится, для него этого мира больше не существует, он потерял с ним связь, которой было его тело. Без тела он уже свободен и может поселиться в любом измерении.

У Михаила Булгакова мотив зеркала сопровождает появление нечистой силы, связь с потусторонним миром и чудеса. Например, в “Роковых яйцах” луч получен при помощи комбинации линз и зеркал. То есть тот мир таит грозную силу, которую Рокк выпустил при помощи камеры Персикова. Он создал чудовищ, которые были ужасны и нанесли большой урон, хотя и не выжили не в своём мире. В пьесе “Адам и Ева”, наоборот, проявление того мира в целительной силе аппарата, изобретённого Ефросимовым, он ведь тоже был основан на оптике, то есть на зеркалах, он был похож на фотоаппарат и действовал так же. Александр Ипполитович, видимо, во время работы над своим изобретением соприкоснулся с потусторонним миром, и частичка его осталась там, ведь он даже стал забывать своё имя. В пьесе “Блаженство” Михаил Афанасьевич, по-моему, показывает зеркальное отражение нашего мира, то есть тот же зазеркальный мир, но немного в другой интерпретации, он заменяет пространственное отображение временным. И гости из нашего времени являются в том чужими, они не могут прожить там достаточно долго, как в нашем мире не могут выжить чудовища из “Роковых яиц”.

В романе “Мастер и Маргарита” уже прямо указывается на зеркало как на дверь в зазеркалье. Например, в квартире Стёпы Лиходеева, перед тем как забросить его в Ялту, Бегемот и Фагот сначала проходят в зеркале и только потом появляются в квартире. А Азазелло открыто выходит из зеркала, ведь он (согласно легендам) и изобрёл его в своё время; может быть, оно и было изобретено для более лёгкого перемещения, чтобы были двери в каждую квартиру, в каждый дом. Вся магия в романе сопровождается присутствием зеркал. При всех превращениях и преображениях также присутствуют зеркала. Когда Маргарита намазалась кремом Азазелло, она смотрела в зеркало; когда Николай Иванович превратился в борова, он тоже смотрел в зеркало. С другой стороны, зеркала и стёкла в романе постоянно бьются, то есть ещё раз показывается бесконечность в зеркале, на этот раз бесконечность количества осколков, и в каждом – свой новый мир. На балу у Сатаны, где присутствует одна нечисть, зеркальный пол: так все чувствуют себя уверенней, в своей стихии, где много призрачного и непонятного для обычного человека.

Мотив зеркала часто встречается на страницах произведений Набокова и Булгакова. У обоих авторов зеркало является дверью в какой-то другой, потусторонний мир. И эта дверь открыта только для избранных. У Набокова – это Цинциннат, у Булгакова – Воланд со свитой. Эти другие миры у обоих авторов странны и непонятны для нас, наполнены чудесами. Они скрывают страшные тайны, и любое соприкосновение с ними сулит разруху и несчастья; всё рушится так же легко, как бьётся стекло.