Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Литература»Содержание №3/2001

Архив

Борьба миров в поэме А.А. Блока «ДВЕНАДЦАТЬ»

УЧИМСЯ У УЧЕНИКОВ

Елена КОВАЛЬ,
МОУ школа ЗАТО, п. Звёздный, Пермская область
(учитель литературы – Любовь Петровна Голдобина)

Борьба миров в поэме А.А. Блока «ДВЕНАДЦАТЬ»

Чего вы от жизни хотите? Того, что, разрушив обветшалое, люди примутся за постройку нового? Так бывает только в газетах или у Кареева в истории, а люди – создания живые и чудесные прежде всего.

А.А. Блок

Пролетарий... Бьётся в слове
Радость мира с жёлтой злобой.
И не розы – сгустки крови
Облепили гладкий глобус.

В.Нарбут

Александр Блок в своей поэме “Двенадцать” обозначил три основные силы, три мира. Три, а не два, как это можно было бы предполагать. Наряду с героями “страшного” и “старого” мира и красногвардейцами есть ещё одна сила, светлая и чистая, воплощённая в образе Иисуса Христа. Мы видим, что отношение Блока к революции и рождению нового мира далеко не однозначно.

Блок вскрывает в поэме страшную правду “очистительной силы революции”: антигуманность, всеобщую озлобленность, проявление в человеке низостей и пороков. Как следствие – потеря чистых человеческих чувств и “имени святого”, ненависть и кровь.

Автор не стремится надеть на головы красногвардейцев “венчики из роз”, а, напротив, прикрепляет им на спину “бубновый туз” – знак каторжников. Но в то же время Блок не торопится обвинять их во всех грехах людских, подчёркивая негативное влияние “старого” мира с его бесчеловечной моралью: прав тот, у кого власть.

В поэме “Двенадцать” как отражение трёх сил мы наблюдаем триединство неба, ветра и земли. Каждая из этих составляющих имеет свой символ и цвет. Небо бело от отражающегося в нём снега, а Иисус Христос – символ этой небесной чистоты. Земля “окрашена” в чёрный цвет, цвет “страшного” мира, и воплощение чёрного – буржуй, “дама в каракуле”, “писатель-вития”, поп. А вот красный цвет – это ветер революции, он “крутит подолы, прохожих косит”.

Сравнение старой, дореволюционной России со старым “шелудивым” псом не случайно. Незадолго до написания поэмы Блок обращался к гётевскому “Фаусту”. Фауст перед явлением ему дьявола подобрал на улице чёрного пуделя. (Это олицетворение сатаны неоднократно встречается в произведениях как зарубежных, так и русских писателей.) Видимо, этот гётевский пудель и стал прототипом “шелудивого пса”, а вместе с ним и всего “старого” и “страшного” мира.

Что же касается образа “двенадцати”, то тут мнения исследователей творчества Блока расходятся: одни сравнивают пикет красногвардейцев с двенадцатью апостолами Христа, другие – с двенадцатью разбойниками атамана Кудеяра из поэмы Н.А. Некрасова. Сам Блок говорил, что ему просто понравилось это число, к тому же пикет красногвардейцев изначально состоял из двенадцати человек. Двенадцать красногвардейцев уверенным, ничем и никем не сбиваемым шагом идут по городу. Они вполне слились с кровавым вихрем революции. Разброда и шатания в своих рядах они не потерпят. После убийства Катьки Петруха неловко, но честно, по-человечески раскаивается в содеянном и обращается к товарищам за помощью. Однако его раскаяние вызывает в товарищах сначала жалость, а потом и вовсе злобу и ожесточение:

Не такое нынче время,
Чтобы няньчиться с тобой!

И чтобы заглушить угрызения совести, Петруха “действует”:

        Эх, эх!
Позабавиться не грех!
Запирайте етажи,
Нынче будут грабежи!
Отмыкайте погреба –
Гуляет нынче голытьба!

И замыкается круг: свобода, данная революцией, породила ещё более страшный мир. Теперь людей, слившихся в кроваво-красном вихре, трудно остановить (если вообще это возможно), потому что они мстят за своё прошлое всем подряд. Вот где чётко прослеживается их крепкая связь со “страшным” миром, пёс “шелудивый” никак не отстаёт.

Но вот в этом круге появляется кто-то, кого сначала принимают за врага. Пока он не виден, призрачен. И только в самом финале поэмы этот кто-то предстанет перед всеми в образе Христа. Но до этого момента неясно, кто возьмёт в руки флаг революции и поведёт людей дальше: Бог или дьявол. И, беря в руки кровавый флаг, Христос Спаситель возлагает на Себя грехи революции и выводит заблудших из мрака и кровопролития.

Все три силы, как в панораме, проходят перед нами в финале поэмы: впереди “в белом венчике из роз” Иисус Христос, за Ним “идут державным шагом” двенадцать красногвардейцев, “позади – голодный пёс”. Но идёт Христос не по земле, а “нежной поступью надвьюжной”.

Именно в образе Христа, “с кровавым флагом” в руках, “нежной поступью надвьюжной” увлекающего за Собой грешных людей, и воплотил Блок и своё ожидание революции, и свою веру в её очистительную силу, и своё разочарование в ней, и обретение новой веры – веры в нравственное перерождение людей: через любовь и прощение возродится человек к новой жизни.